Доминантный самец макаки

В Таиланде, где государственной религией является буддизм, около 30 тысяч действующих буддийских монастырей, и большинство их них расположено в сельской местности. В один из таких деревенских монастырей мы всегда приходим, когда посещаем заповедник Кхао Сок. В сравнении с роскошными монастырями Бангкока этот местный кажется совсем скромным: на небольшой территории построен зал для собраний, несколько домиков, где живут монахи, три маленькие ступы. Монастырь лепится к отвесной невысокой горе, а главная статуя Будды стоит у входа в пещеру.

Однако нас влечет сюда не только желание побывать в типичном сельском монастыре. Дело в том, что во второй половине дня здесь всегда разгуливает большая группа длиннохвостых макак. По дороге мы запаслись бананами, но обезьян еще не было. Разложили несколько бананов на каменный столик и скамейки, а сами поднялись по железной лесенке и вошли в пещеру, где живут летучие мыши, сверчки, пауки и жабы.

То ли наша приманка сработала, то ли время пришло, но пока мы любовались пещерными сверчками, банда обезьян уже была на месте. Макаки покрыты сверху густой буроватой шерстью, длинные хвосты подняты, на розовато-коричневых лицах светлые усы, брови и бакенбарды, шерсть на голове собрана в невысокий панковский гребешок.  Взрослые ходили по земле, подростки носились по деревьям, мамаши прижимали к себе детей сидя на ветках. Некоторые сидели на перилах и ступенях лестницы и обсуждали наше появление из пещеры. Мы ринулись вниз и достали бананы.

Здешние обезьяны прекрасно знают, что фаранги всегда приносят угощение. Макаки обступили нас и требовательно протягивали черные руки. Молодые занимали задние ряды, малыши робко наблюдали за раздачей бананов с деревьев. Дамам из нашей группы, конечно, хотелось накормить именно их, но это было непросто. Старшие ловко перехватывали бананы, стремительно чистили их и до отказа набивали свои защечные мешки. Мы оттеснили взрослых обезьян и протянули детям очищенные бананы – те карабкались с добычей по ветвям, но были настигнуты и ограблены подростками. Через пару минут толпа макак раздвинулась, и на сцену вышел крупный самец. Он ничего не просил – просто взял у ближайшего человека пакет, вынул фрукты и не торопясь складывал за щеки. Один из наших туристов подсел рядом на корточки, мы фотографировали их. Стоило стае зашуметь, как самец поднимал брови, и все успокаивались. Через некоторое время, раздав несколько затрещин членам семьи и показав нам большие желтые клыки, самец удалился.

Снова поднялся шум и гам, в воздухе летали банановые шкурки, макаки демонстрировали нам прелести жесткой иерархии. Наконец, у нас не осталось ничего съедобного, обезьяны бродили поблизости, а мы сели и перевели дух.

Настал черед обсудить увиденное, и я рассказала о том, что длиннохвостая, или яванская, макака (Macaca fascicularis) живет в Южной и Юго-Восточной Азии, на Больших Зондских островах, на Филиппинах, на островах Бенгальского залива. В первичных и вторичных тропических лесах, в прибрежных лесах и манграх, в сельской местности, даже в городских парках – повсюду можно встретить стаи этих обезьян. Потому что макака не живет в одиночестве: в составе группы может быть от 5 до 60 животных, причем взрослых самок в 2-3 раза больше, чем взрослых самцов.

Порядок в шумной стае обеспечивает взрослый доминантный самец, однажды доказавший свою силу. Если задуматься, судьба самца макаки трагична: едва достигнув половой зрелости, то есть в возрасте 4-6 лет, подростки покидают свою семью и присоединяются к соседним группам. Пару лет они живут на периферии новой группы, набираются опыта, а в возрасте 7-9 лет  будут предпринимать попытки подняться вверх по иерархической лестнице. Это значит, что они начнут драться с другими самцами и пытаться спариваться с самками. Только один из молодых самцов, возможно, утвердится в группе – остальным придется покинуть ее и примкнуть к новой. В среднем, самцы проводят в новой группе 45 месяцев и, не добившись успеха, уходят из нее. Слабые или недостаточно агрессивные самцы всю жизнь проводят в попытках найти свое мужское счастье, а живут длиннохвостые макаки в природе до 25 лет.

Самец, которому удалось доказать свое превосходство, остается доминантом в группе в среднем в течение трех лет. Часто он начинает свою карьеру вожака с убийства младенцев, которые точно не являются его детьми. Самки, потерявшие детей, быстрее будут готовы к новой беременности, чем те, которые, как положено, выкармливают и пестуют своих младенцев. Таким образом, новый доминант повышает свои шансы оставить как можно больше потомства в этой группе. Исследования показали, что альфа-самец приходится отцом 80-ти процентам детенышей в группе. Самки любят сильных, они ухаживают за вожаком, чистят и расчесывают ему шерстку, выкусывают насекомых (груминг). Остальные 20% детей появляются на свет от бета-самцов, стоящих ступенькой ниже на иерархической лестнице.

Жизнь доминантного самца неспокойна – он все время должен доказывать свое превосходство, приводить к порядку самок и подростков, драться с самцами в группе и пришлыми молодыми претендентами на первую роль. Взрослый альфа-самец часто покрыт боевыми шрамами, а его неудачливые соперники, получившие рваные раны от длинных острых клыков легко становятся добычей хищников. Наконец наступает день, когда один их молодых членов группы оказывается сильнее, и ветеран вынужден уступить главную роль новому альфа-самцу.

У самок все иначе. Всю жизнь они проводят в родной группе, в окружении матери, бабушки, сестер, кузин, дочерей. Однако это совсем не тихая девичья идиллия: жесткая иерархическая структура женской части группы поддерживается элементами насилия и ритуалом груминга. Альфа-самки выбирают лучшие участки для кормежки, они отгоняют самок послабее от альфа-самцов. Лучший доступ к пищевым ресурсам, меньшая вероятность попасться на зуб хищникам или пострадать от агрессивных самцов, способность очаровать альфа-самца – все это обеспечивает репродуктивный успех самок, стоящих на вершине иерархической лестницы. Мало того, подросшие и покидающие свою группу сыновья альфа-самок имеют больше шансов занять высокое положение в новой группе, чем сыновья самок низких иерархических рангов. Вот вам и природное равенство!

Самка длиннохвостой макаки с детенышем

Рано или поздно, с участием альфа- или бета-самца, здоровая самка становится беременной и через 24-27 недель рождает одного ребенка весом 350 г. Новорожденный очень похож на хвостатого человечка – у него розовое личико и ушки, ручки еще не покрыты шерсткой, на голове и спинке черные волосики. С трех месяцев младенец обрастает мехом желто-зеленого, серо-зеленого или красновато-коричневого оттенка, а к году молодая обезьяна приобретет постоянную буроватую или серо-коричневую окраску. Первые недели жизни младенец постоянно с матерью. Когда ему становится четыре месяца, контакты с матерью сокращаются, а если десяти- или одиннадцатимесячный ребенок попробует сосать мамашу – получит резкий отпор.

Бездетные самки очень интересуются чужими младенцами, трогают и гладят сидящих на руках у матери, даже пытаются взять ребенка. Выглядит это трогательно, но на деле это самый настоящий киднеппинг: сильная альфа-самка способна забрать дитя у низкоранговой мамаши и играть с ним как с куклой, пока ребенок не погибнет. Бедная мать только в следующем году произведет на свет другого детеныша. Так доминантная самка снижает репродуктивный успех других самок в группе. По разным причинам (хищники, болезни, небрежность матери, «любовь» родственниц и т.п.) только 8 из 10 младенцев длиннохвостых макак доживает до года.

Тем не менее, длиннохвостые макаки  — один из наиболее успешных видов приматов. Жизнь в стае, достаточно высокая скорость размножения, социальные механизмы, допускающие к размножению сильнейших особей, широкий спектр местообитаний – вот главные преимущества этих животных перед другими обезьянами. К тому же длиннохвостые макаки практически всеядны. Хотя большая часть их рациона – плоды и фрукты, макаки едят также насекомых и других беспозвоночных, птичьи яйца, листья, цветы, семена, грибы. Те, что живут в мангровах, ловят крабов, лягушек, креветок и даже осьминогов.

*****

Скоро стемнеет, нам пора возвращаться. Обезьяны тоже уйдут в лес на ночевку,  а пока они занимались своими вечерними делами: кто-то наслаждался грумингом, малыши играли в салки, трое подростков дразнили монастырских собак. Мы подошли к парочке молодых самцов, которые что-то разглядывали прямо на земле. Оказалось, что они нашли большого черного скорпиона и сейчас мучили его: тыкали в него палочкой, переворачивали на спину, не давали удрать. Бедняга был перепачкан, несколько ног оторваны. Мы не стерпели: «Что же вы делаете?!» В ответ хулиганы вытянули губы и крикнули что-то нецензурное. Что на это скажешь? – Мы опустили головы и пошли делать тайский массаж.

Татьяна Черняховская

Источники:
Primat Info Net, http://pin.primate.wisc.edu/

Tagged with:
 

Добавить комментарий

Set your Twitter account name in your settings to use the TwitterBar Section.