Муха цеце

…В Центральной Африке, у самого экватора, на берегах озера Виктория Нианца, царила смерть. Она расползалась, делала скачки, захватывала все новые и новые поселения. Эта смерть была в общем довольно милосердной (хотя и очень медленной), потому что она почти не причиняла страданий. Короткий приступ лихорадки быстро сменялся вялостью и апатией, которую странно было видеть в туземцах приозерной области. Затем это летаргическое состояние переходило в непобедимую сонливость, так что у негров иногда рот оставался открытым во время еды. И, наконец, эта дремота переходила в крепкий непробудный сон (от которого они уже не просыпались), и при этом во всем теле наступало такое сильное окоченение, которое почти граничило с холодом могилы. Такова была эта африканская сонная болезнь. В продолжение двух-трех лет она убила несколько сот тысяч черного населения Уганды; много европейцев-миссионеров она отправила на свидание с их богом и немало колониальных чиновников к месту их последнего успокоения. Она превратила самую плодородную почву в мире в пустынное убежище для жирафов и гиен. Британское министерство колоний забеспокоилось; держатели акций стали опасаться за свои барыши; туземцы — те, что еще оставались в живых, — бросали свои жалкие тростниковые хижины и убегали вглубь страны… А доктора и ученые? Доктора и ученые так же мало знали о том, что такое сонная болезнь, как самый наичернейший из торговцев бананами…

…Всякий другой исследователь на его месте сидел бы, вероятно, сложа руки и ждал, что случится с этими обезьянами,но Брюс был не из таких.Он задумал поставить один из самых замечательных и оригинальных опытов в истории охоты за микробами. Он попросил аудиенции у пышного, разукрашенного перьями высокого сановника, властелина Уганды, Аполо Кагва. Он сказал Аполо, что открыл микроба сонной болезни, убившей несколько сот тысяч его подданных. Он сообщил ему также о том, что новые сотни тысяч уже носят в своей крови этого паразита и являются обреченными.— Но я знаю способ, как предотвратить окончательную гибель, грозящую твоей стране. У меня есть основания думать, что муха цеце — насекомое, которое у вас зовется киву, — переносит ядовитого микроба с больного человека на здорового.— Но я никак не могу этому поверить, — величественно прервал его Аполо. — Киву от начала веков живет на берегах озера Нианца, между тем как сонная болезнь стала распространяться среди моих подданных только за последние несколько лет.Но Брюс не стал с ним спорить; он только резко сказал:— Если ты мне не веришь, я берусь тебе это доказать. Ступай, Аполо Кагва, на Крокодилову косу, которая кишит мухами киву. Сядь на берег

у и опусти ноги в воду на пять минут. Не прогоняй от себя мух, и я ручаюсь, что через два года тебя уже не будет в живых!Эта маленькая хитрость увенчалась успехом.— Что я должен сделать, полковник Брюс? — спросил Аполо.— А вот что. Мне нужно окончательно убедиться в том, что я прав, — сказал Брюс, развертывая перед ним большую карту Уганды. — Если я действительно прав, то в той местности, где есть сонная болезнь, должны оказаться также и мухи цеце. Там, где нет мух Цеце, не должно быть и сонной болезни.Брюс снабдил Аполо сетками, банками для удушения мух и большими пакетами; он дал указания, как нужно организовать все это дело и как убивать мух, не подвергаясь риску быть ужаленным.— Потом мы нанесем на карту все полученные данные, и ты увидишь, насколько я был прав.Аполо был довольно неглупый и энергичный человек. Он обещал сделать все, что будет от него зависеть. Затем последовали поклоны и взаимный обмен любезностями.В тот же день черный премьер-министр позвал своего старшего секретаря Секибобо, и весь полученный от Брюса инвентарь вместе со строгими инструкциями перешел от Секибобо к младшим чиновникам, а от них по нисходящим инстанциям к целой армии лодочников. Все колеса этой совершенной феодальной системы пришли в действие.И вот со всех концов страны стали поступать к Брюсу пакеты; они сыпались на него, как из рога изобилия, и вскоре завалили всю лабораторию, мешая ему продолжать опыты с обезьянами и рыться в кишках мухи цеце в поисках трипанозом. Донесения поступали быстро и отличались идеальной точностью работы, которая велась неграми, а частично любителями-миссионерами. Это был редкий пример широкого научного сотрудничества, который почти невозможно встретить среди белых людей, даже среди медиков. Каждый пакет содержал в себе полный ассортимент кусающихся мух данной местности, и если после тщательной сортировки среди них оказывалась муха цеце, то в соответствующее место на карте втыкалась булавка с красной головкой; а если донесение при этом гласило также о «существовании сонной болезни», то к этой булавке присоединялась еще другая — с черной головкой. Начиная с энергичного Секибобо до последнего ловца мух, люди Аполо делали свою работу с точностью автоматов. В конце концов красные и черные точки на карте с ясностью доказали, что там, где водилась муха цеце, там была и сонная болезнь, а где цеце не было, там никогда не бывало ни единого случая сонной болезни!Работа, казалось, была закончена. Все без исключения обезьяны, искусанные мухами цеце, насосавшимися предварительно крови от больных негров, заболели сонной болезнью, и часто их рты оставались открытыми, в то время как они ели свои любимые бананы. Другие же обезьяны, не искусанные мухами, — хотя они и содержались в одних клетках с больными и ели с ними из одной посуды, — никогда не проявляли никаких признаков болезни. 

Поль де Крюи
Охотники за микробами. М. Молодая гвардия, 1957

Мы опять куда-то едем. Мы вообще все время куда-то едем, в движении – жизнь и смысл нашего путешествия. Увидеть побольше, побывать везде, запомнить многое. От количества информации, красок и эмоций, испытанных за прошедший день, голова трещала, хотелось спать. К вечеру прохладно не становилось. Единственное что спасало от жары – непрерывное движение. Верх машины был откинут, воздух гулял по салону. Я подставляю разгоряченное лицо ветру, уворачиваюсь от веток, машину кидает из стороны в сторону. Нам необходимо успеть к воротам, так как скоро национальный парк Маньяра, который мы осматривали, закрывается.

Я так устала, что даже резкая качка не могла вырвать меня из объятий сна. Я свернулась калачиком на переднем сиденье джипа, накрылась шерстяным масайским пледом. Я и не спала-то толком в последние дни, поэтому меня постоянно тянуло в сон: сафари, нацпарки, бушмены, калейдоскоп людей и животных, львы, жирафы, Африка… Это похоже на жизнь во сне, мне снится этот томный уютный мир, этот африканский мираж, это марево, я сплю…

-Аууу!!! Что за…??!!!

Из заманчивых объятий сладкого морфея выдернула резкая боль и нецензурная брань соседей по машине: стремительное движение рукой, хлопок – и на моей ладони маленькое черное тельце, окрашенное пятном крови. Муха Цеце. Машина стояла на месте, мы поджидали второй отставший джип. Рядом – пересыхающий ручей, красиво оформленный в широком песчаном русле самым талантливым в мире художником – природой. Так вот откуда мухи! Стоило машине затормозить, как эти ушлые обитательницы низин и пойм почуяли здоровый теплый объект, много жирной европейской крови и бросились на жертву. Туристы отбивались от мух как могли. Наконец, водитель сообразил подальше отъехать от низкого гиблого места и мухи опять пропали.

У меня на ладони лежала эта маленькая, с виду совершенно безобидная, мушка. Трудно поверить, что вот эта лепешка была еще минуту назад самой знаменитой африканской мухой, больно кусалась и могла убить одним укусом целую корову, а то и буйвола! Дело в том, что муха цеце – переносчик опасной сонной болезни.

Мухи Цеце (Glossina palpalis) – коренные жители тропической и субтропической Африки. Они относятся к тому же семейству, что и европейские мухи-жигалки, тоже способные переносить всякую заразу. Маленькое насекомое размером всего 12 мм довольно трудно отличить от ее европейских сородичей – более привычных домашних мух. С первого взгляда это обычная муха, единственное отличие – сложенные крест-накрест крылья и колющий хоботок, торчащий из головы. Грудь мухи рыжевато-серая с четырьмя темными продольными полосками, а брюшко желтое сверху и серое снизу. Впрочем, описание это – весьма примерное. В Африке существует несколько видов этого опасного насекомого. Четыре африканских и один австралийский.

Обычная пища для мухи Цеце – кровь крупных млекопитающих, как диких, так и домашних. Укусить муха может и человека. Именно во время такого обеда муха и заносит в организм опасные бактерии трипаносомы. Эти бактерии паразитируют в крови животного или человека и вызывают заболевание трипаносомоз или, проще говоря, сонную болезнь. Стоит отметить, что переносчиками болезни являются только несколько видов мух Цеце.

Типичные симптомы заболевания – лихорадка, головная боль, слабость, апатия и гиперсонливость. Болезнь сначала поражает иммунную систему организма, а затем центральную нервную систему. Если трипаносомоз не лечить, человек и вовсе впадает в кому и, спустя долгие месяцы тяжелой, вялотекущей болезни, умирает. Единственное действенное лекарства против сонной болезни – очень редкий препарат элофритин.

Ежегодно от сонной болезни гибнет около трех миллионов голов домашнего скота. Страдают и люди. По данным всемирной организации здравоохранения, сонной болезнью страдают около полумиллиона африканцев. 80% больных так и не смогут совладать со смертью. На родину после африканского путешествия трипаносомоз привозят многие европейские туристы. Только за один 2004 год и только в Англии зарегистрировано 4 случая заболевания сонной болезнью у туристов, вернувшихся с Занзибара. Те, кто летал в страны с насекомыми – переносчиками опасных болезней, помнят, как перед каждым полетом и после посадки вежливые стюарды просят потерпеть и опрыскивают салон самолета специальными репеллентами. Это делается специально для того, чтобы зараженное насекомое не очутилось на новой территории.

Излюбленное место обитания мухи цеце – влажные тропические леса, плодородные земли в поймах рек и у берегов водоемов. Кстати, это большая проблема для людей. Из-за опасности, которую на своем остром хоботке несет муха цеце, земледельцы вынуждены уходить с богатой, пропитанной влагой и илом почвы в места менее плодородные. В некоторых областях Африки из-за распространения мухи Цеце сильно сокращаются поголовья домашнего скота. Например, в Сьерра-Леоне, из-за расширения территории обитания мухи, стало невозможным содержать лошадей. Это приносит странам большие финансовые убытки.

Как же можно победить сонную болезнь? Ученые многих стран бьются над этой трудной задачей. Самым верным способом до сих пор кажется уничтожение переносчика заразы – некоторых видов мухи цеце. Какие только способы не придумывают ученые, чтобы спасти от смерти миллионы людей!

В Африке с этой мухой, которую местные жители называют «тихой убийцей» сражаются уже больше 150 лет. Один из новейших и самых любопытных способов борьбы с мухой Цеце является радиоактивный метод. Ученые в искусственных условиях путем скрещивания выводят более сильных самцов мухи. Дальше миллионы самцов получают микроскопическую дозу радиации – убить не убьет, но вполне хватает для того, чтобы лишить способности размножаться. Такие сильные, но кастрированные радиацией самцы мухи Цеце будут побеждать обыкновенных соперников в борьбе за самку, но не смогут ее оплодотворить. После того, как они будут выпущены на волю, они спарятся с самками, которые посчитают, что оплодотворены. Но обманутая самка не воспроизведет потомство. Таким образом, популяция мух к каждым годом должна сокращаться. Специалисты гарантируют полное избавление от опасной болезни уже через 20 лет.

Однако это – типичный пример бездумного вмешательства человека в естественный ход природы. В природе все придумано не просто так и даже миниатюрная муха цеце приносит свою пользу: контролируя численность домашнего скота, она спасает почвы от эрозии и перевыпаса, помогает сохранить экологию на Африканском континенте. Опасна ведь не всякая Цеце, а лишь 1 на тысячу. Следующий шаг в борьбе ученых с этой опасной болезнью – научиться выявлять и уничтожать лишь тех мух, которые являются переносчиками трипаносом.

Дарья Дмитриева

 

Добавить комментарий

Set your Twitter account name in your settings to use the TwitterBar Section.