Кальдера Нгоронгоро

«И увидел Господь, что велико развращение человеков на земле, и что все мысли и помышления сердца их были зло во всякое время. И сказал Господь: истреблю с лица земли человеков, которых Я сотворил, от человека до скотов, и гадов и птиц небесных истреблю, ибо Я раскаялся, что создал их. (…)И сказал Господь Ною: сделай себе ковчег из дерева гофер. И войди в ковчег ты, и сыновья твои, и жена твоя, и жены сынов твоих с тобою. Введи также в ковчег из всякого скота, и из всех гадов, и из всех животных, и от всякой плоти по паре, чтоб они остались с тобою в живых; мужеского пола и женского.»

Два забрызганных грязью Лэнд Ровера выехали с размытых проселков на широкую, асфальтированную трассу. Появление такой хорошей автомобильной дороги в дебрях африканской саванны не случайно – дорога ведет к входу в национальный парк Нгоронгоро – гордость не только Танзании, но и всего континента. Шел мелкий прохладный дождик, крышу машины пришлось закрыть, но погода нисколько не умаляла энтузиазма туристов: Нгоронгоро в Африке – все равно, что Лувр в Париже или Биг Бэн в Англии, все равно что пирамиды в Египте (только гораздо, гораздо древней) или Тибет в Азии. Чудо света, настоящее произведение природного искусства, райский уголок для тысяч животных, Ноев Ковчег в XXI веке.

Вулканическое плато, расположенное к западу от Великого Африканского разлома, поднято на 2 тысячи метров над уровнем моря. Отдельные вершины – горы и вулканы, возвышаются и до 3 тысяч метров. Кратер Нгоронгоро – один из этих вулканических прыщей. Правда, кратером Нгоронгоро называть не совсем правильно – это кальдера. Стены высокого вулкана со временем могут разрушиться, и на месте кратера возникнет кальдера – округлая долина, со всех сторон окруженная горной грядой – бывшими стенами кратера. Так, около 5 миллионов лет назад, возникла и кальдера Нгоронгоро. Конический вулкан рухнул, образовав плоскую кальдеру, заполненную пылающей лавой. Вскоре лава застыла и лишь невысокие холмы на дне кальдеры напоминают нам о последних конвульсиях умирающего вулкана. Теперь на дне гигантского кратера на десятки километров простираются сухие саванны, густые влажные травянистые поля, акациевые леса, перемежающиеся неглубокими озерами.

Дно кратера расположено на высоте 2380 м над уровнем моря. Его края примерно на 600 м выше и возвышаются на 3000 м над уровнем моря. Кальдера огромная, ее диаметр – около 20 километров и даже в очень хорошую погоду, стоя на смотровой площадке на вершине «стены», противоположенную сторону кратера разглядеть трудно.

Раньше Нгоронгоро документально принадлежал к национальному парку Серенгети, но в 1959 году за этой частью нацпарка был признан особый статус, его выделили из состава Серенгети. С  тех пор этот особый заповедник носит название «Консервация Нгоронгоро» (Ngorongoro Conservation Area). Причина такого особого отношения – вездесущие масаи. Это гордое воинственное племя, привыкшее отстаивать свои права, как в природе, так и в новых экономических и политических условиях, издавна жило на территории Нгоронгоро.

Как известно, людям в заповеднике не место. Но для масаев сделали исключение, посчитав их частью естественного природного и исторического наследия кальдеры. Впрочем, масаи не теряются: они очень скоро научились пользоваться своим привилегированным положением законных жителей великого музея под открытым небом. Они втридорога торгуют бесконечным туристам самодельные (впрочем, очень красивые) национальные украшения из бисера прямо в окна машин. Однако основное занятие оставшейся  в кальдере семьи масаев – скотоводство, Масаи не занимаются охотой и тем самым не наносят прямого ущерба местной фауне.

Вход в резервацию Нгоронгоро, высокая каменная арка с магазинами и кассами – новодел, однако солидно смотрится посреди густого влажного леса, куда машины с туристами въезжают в начале. Первые животные на нашем пути встретились еще до въезда на территорию парка. Бесчисленная стая бессовестных бабуинов, живущих на съедобные подачки туристов, атакуют машины и выпрашивают еду. Вообще, кормить обезьян здесь строго запрещено, потому что мероприятие это может закончиться плачевно: прокушенным пальцем, украденной сумочкой.

Влажный густой лес, сквозь который в утренней туманной тишине движется наш Лэнд Ровер, такой густой и таинственный, что навевает первобытный страх. Толстые лианы, пучки орхидей, стволы, позеленевшие от влажного мха, непролазная чаща ранним утром окутаны холодным, зыбким туманом. Из лесу раздаются птичьи трели, похожие на кваканье лягушки, стрекот кузнечика или работу швейной машинки. Вот-вот из тумана вылетит и исчезнет в кронах, повисший на лиане, Тарзан. Таинственно, прохладно и страшно. Машина едет по гребню той самой стены кальдеры, бывшей миллионы лет назад стеной вулкана.

Выходить из машин в национальных парках можно только строго в определенных местах. Вскоре нам дают возможность полюбоваться окружающими ландшафтами. Лэнд Ровер останавливается на открытой смотровой площадке на вершине гребня. И нам впервые открывается та волшебная, неземная картина, «панорама рая», ради которой мы сюда приехали. Со смотровой площадки вид на жерло бывшего вулкана напоминает космические съемки: размытые туманные дали сменяются акварельными красками – зелеными, голубыми, розовыми. Вдали едва просматривается противоположенная стена кратера, окутанная сероватой мглой.

По дороге на гребне кратера встречаем каменную пирамиду – могильный памятник талантливого ученого, посвятившего долгие годы жизни африканской природе и, в частности, трудам о национальном парке Серенгети. Михаиль Гржимек.

Для того чтобы достигнуть дна кальдеры, нам пришлось проехать по гребню около 25 километров. Периодически из придорожных кустов выглядывали грозные рога буйволов или полосатые спины зебр. Но здесь фотографировать этих животных смысла не имеет, потому что вскоре, на дне кальдеры, у нас появится возможность любоваться настоящим зоопарком без клеток.

Склон, ведущий ко дну кальдеры, покрыт сухими кустарниками и канделябровыми эуфорбиями – самым распространенным  африканским видом молочая, суккулентом. Вскоре машина преодолевает каменистый спуск и устремляется в путешествие по влажной, травянистой и буквально кишащей животными равнине. Мы тут же оказываемся среди огромного стада антилоп, чуть дальше – стало зебр и газели Томпсона. Буйволы держатся особняком, а антилопы Гну оказались довольно уродливым животными, похожими на помесь зебры и коровы. Сколько здесь копытных? На первый взгляд, кажется, что посчитать их невозможно! Бесконечные стада у берега озер, в саванне, на склонах и в зарослях акаций были подсчитаны с самолета. Установлено, что количество только крупных копытных составляет в кратере около 22 тысяч голов. Копытные пасутся в густой траве насыщенно-зеленого цвета, на водопой ходят неподалеку – к берегам вкусного озера.

Озера на дне кратера – мелководные, илистые и очень богатые пищей и полезными минералами – рай для миллионов птиц: журавли, ибисы, гуси. Издали озера эти кажутся розовыми от тысяч фламинго, обсевших щелочное мелководье.

Кое-где по степи пробегают одиночные жирные бородавочники или пугливые хитрые шакалы. Внезапно замечаем скопление машин посреди дороги: туристы что-то отчаянно-быстро фотографировали в траве. Подъезжаем ближе. Небольшой львиный прайд расположился в 10 метрах от дороги. Огромные песочные львы, по-видимому, совершенно не беспокоятся и с удовольствием позируют перед десятком объективов. Самец лениво переворачивается в траве, самка заботливо вылизывает детеныша. Идиллия.

Носорогов удалось увидеть лишь издалека. Невооруженным взглядом наш чернокожий водитель заметил на горизонте две черные точки и достал из бардачка бинокль. Это действительно оказались носороги. Машина не тронулась с места, пока все не убедились в видовой принадлежности двух черных точек на горизонте.

Обеденный привал прошел под хохот туристов: наш красивый водитель, над которым все за спиной подтрунивали, умудрился загнать машину в грязь и вытащить ее удалось лишь с помощью домкрата. Вымазанный в грязи, проковырявшись в луже около получаса, он, голодный но довольный, наконец явился к общей трапезе и был одарен пайком. Пока продолжалась эпопея с застрявшим в жирной луже Лэндровером, мы кормили цесарок. И хотя это запрещено, удовольствие получили колоссальное. Бесстрашные пестрые курочки с достоинством подходили прямо к руке и аккуратно брали кусочек хлеба.

Жаль, так и не удалось полюбоваться гепардами и леопардами. Их в кратере всего-то по 10 особей каждого вида. Зато видели слонов, жирафов, цапель, бегемотов.

Такое разнообразие и густота животного мира есть всего в нескольких местах на планете. Нам довелось любоваться кальдерой Нгоронгоро. Эта долина словно Ноев Ковчег, миллионы лет дает жизнь тысячам животных. И если когда-нибудь Бог снова обозлится на человека и пожелает избавиться от этого завистливого, развращенного вида, то – я уверена – Он сохранит именно такие места.

Дарья Дмитриева

   

 

Добавить комментарий

Set your Twitter account name in your settings to use the TwitterBar Section.