«…А в городе том сад, все травы да цветы,
Гуляют там животные невиданной красы.
Одно как желтый огнегривый лев,
Другое вол, исполненный очей
С ними золотой орел небесный
Чей так светел взор незабываемый…»

Накануне от яркого солнца у меня так разболелись глаза, что за 4 часа, проведенные в кальдере  Нгоронгоро я практически ничего не увидела и очень страдала от того, что не могу вдоволь налюбоваться кишащей вокруг жизнью. Но сегодня нас ждал еще один национальный парк – озеро Маньяра. С утра глаза оказались в порядке, я встала в прекрасном настроении, надела свое новое масайское покрывало[1], позавтракала горячими жирными чапати и с разбегу плюхнулась на переднее сиденье старенького Лэнд Ровера с открытым верхом.

Национальный парк Маньяра расположен неподалеку от пестрого городка Аруша в северной Танзании. Этот город похож на красочный суп: обилием экзотических базаров, потоками чернокожих пешеходов, причудливыми изделиями из черного дерева, масок, барабанов и ярких картин в витринах  бесчисленных частных магазинчиков. А вот для туристов, приезжающих в Африку любоваться живой природой, Аруша – столица танзанийских национальных парков. Именно вокруг Аруши раскинулись знаменитые долины Серенгети, неподалеку – кальдера Нгоронгоро, небольшой одноименный заповедник и озеро Маньяра, к берегам которого сегодня лежал наш путь.

Открытая крыша специально предназначенного для сафари джипа дает возможность встать в полный рост прямо на сиденье и любоваться окрестными видами, держа наготове фотоаппарат. Вокруг – красота. Выбеленное раскаленное солнце освещает открытые пространства саванны, периодически прерываемые бедными масайскими хижинами или довольно крупными придорожными поселками с визжащей детворой. На обочине, подобно твердым эбеновым изваяниям, застыли стройные пастухи-масаи и провожали нас смурными взглядами.

Несколько миллионов лет тому назад на востоке Африканского материка пролегла на тысячи километров рифтовая трещина, разлом в земной коре, обещающий через миллионы лет превратиться в океан. Именно здесь, в результате волшебного совпадения целого ряда природных, тектонических и геологических условий (в том числе благодаря разлому земной коры), около четырех миллионов лет назад, обезьяна стала постепенно превращаться в человека.  Края знаменитой рифтовой долины окаймляются вулканами, большинство из которых давно потухли. Таков, например, кратер Нгоронгоро, который правильней будет назвать кальдерой[2]. Остались здесь, правда, и действующие вулканы. Недалеко отсюда до сих пор еще не спит вулкан Алдонио-Ленгаи, который местные жители называют «гора бога». Рифтовый разлом в восточной Африке имеет две ветви – западную и восточную. Мы приближаемся к восточной ветви этого разлома, здесь он образован наклонным опусканием земной коры, земля как бы поглощает свой собственный кусок. Поэтому здесь возникла лишь одна гигантская скалистая стена, которая как раз постепенно «ест» противоположенный кусок земной коры.

Вход в национальный парк Маньяра-лэйк расположен в густом высокоствольном лесу у подножия этой самой скалистой стены. Сам парк невелик по площади, но просто-таки кишит животными. Находится он на западном берегу озера Маньяра, зажатый между водной гладью и отвесной стеной Рифтового разлома. Национальный парк озера Маньяра был основан в 1960 году. Его общая площадь составляет всего 330 кв. км, из которых 230 – приходится на озеро. Само озеро образовалось около трех миллионов лет назад, после формирования Великой Рифтовой Долины. В те времена на месте озера были низины, которые и заполнила вода. Название парка – Маньяра – происходит от названия растения «emanyara», из которого племена масаев строили свои жилища.

Густой лес при въезде в парк очень напоминает настоящий тропический дождевой лес, что нетипично для этой местности. Стекающие со склонов разлома ручейки и речки обильно питают почву влагой в течение всего года, а потому почвенные условия оказываются так схожи с теми, что возникают в тропических дождевых лесах. Однако воздух в сухой сезон беден влагой, поэтому эпифиты[3] не успевают заселить стволы деревьев и лес остается проходимым. Это – настоящий рай для живых существ. Здесь тепло, вдоволь влаги, почвы богаты полезными минеральными веществами – щелочью, натрием, солями углекислоты. Животные и растения получают здесь все, что им нужно для сытой и здоровой жизни.

Первые крупные животные поджидают гостей уже при въезде в парк – это колония наглых бабуинов. Они явно ждут подачки от сердобольных туристов и, хотя это строжайше запрещено, по-видимому, нередко ее получают. Бабуины – единственные животные на нашем пути, которые пытались войти в контакт и обращали на нас внимание. Кстати, такое общение может стать довольно опасным – увидев высунувшуюся из окна руку с гостинцем, обезьяна может вцепиться в кисть «благодетеля» и нанести серьезные увечья.

Впрочем, на бабуинов вскоре просто перестаешь обращать внимание. Глаза начинают разбегаться от обилия таких животных, которых только здесь, пожалуй, можно встретить в диком виде. Буйволы, слоны, жирафы, антилопы, бегемоты, зебры встречаются здесь повсеместно – они бродят по открытым пространствам, продираются сквозь заросли влажного леса, невозмутимо переходят дорогу, не обращая никакого внимания на часто проезжающие мимо джипы с туристами. Возникает ощущение, что животные воспринимают машины просто как элемент пространства. Животных здесь не кормят, не лечат и не спасают: это не зоопарк, а заповедник. Принципы естественного отбора не должны нарушаться здесь под влиянием цивилизации.

Здесь можно увидеть всех африканских животных, за исключением леопардов и гепардов. Одно из знаменитых зрелищ Маньяра-лэйк – львы, растянувшиеся на ветках деревьев. Они проводят так большую часть дня, прячась от жары на ветвях акаций на высоте шести-семи метров над землей. Правда, нам такой красоты увидеть не довелось, зато мы полюбовались озером с гиппопотамами. Несколько десятков бегемотов лениво распластались в воде, совершенно игнорируя фотокамеры. Жирафы запросто переходили дорогу в пяти метрах от нашего остановившегося джипа. Целая стая зебр кинулась наутек из-под колес нашей машины. Внезапно густые ветви деревьев раздвинулись, и на дорогу вышло 3 слона. Лениво пережевывая клок травы, медленно и торжественно, в двух метрах от капота нашей машины проплыл здоровенный самец. За этим толстобоким красавцем тяжелой рысцой пробежал слоненок. По конец вышла самка. Все трое скрылись в зарослях с противоположенной стороны. Мы так и застыли в своем джипе. По-моему, даже дышать забыли. Только тихо и очень часто щелкали затворы четырех фотоаппаратов.

В траве разгуливают изящные цесарки, стайка легких антилоп импала скачет на фоне озера, которое издали кажется розовым от количества обедающих там фламинго. Вдалеке пасется стадо буйволов. Между акациями снуют эскадроны полосатых мангустов, а в тени этих деревьев добывает себе пищу миниатюрный и очень забавный дикдик. Все это умещается буквально в один кадр фотоаппарата!

Сухая узкая проезжая дорога ныряет за деревья и беспрестанно пересекает небольшие речушки, скатывающиеся с гор: некоторые из них совсем пересохли. Лес, постепенно сменяется редколесьем, лугами и болотами. Стоит немного притормозить, как невыносимо начинают докучать знаменитые мухи цеце. Эти маленькие и вредные насекомые довольно ощутимо кусаются: напоминает это укус нашего советского овода.

Вскоре мы выезжаем на скалистый участок дороги и немного поднимаемся над равниной. Здесь джип останавливается и нам второй раз за всю поездку позволяют выйти (первая остановка была на обед, в специально отведенном месте). Отсюда, с откоса каменной рифтовой стены, хорошо видно озеро Маньяра, населенное птицами. Здесь обитают розовые фламинго, три вида бакланов, змеешейка и несколько видов цапель, живущих огромными колониями, встречается ибис, рыжий пеликан, марабу и аист-разиня, удивительная форма клюва которого позволяет ему ловить улиток, а также птицы-мигранты, которых насчитывается больше 400 разновидностей.

С обрыва вниз под довольно ощутимым углом ведет каменная лестница. Мы спускаемся с каменной стены и оказываемся возле тектонического чуда: прямо из недр скалы бьют несколько источников, немного дальше образующих болото. А теперь представьте: в полдень в Танзании температура воздуха достигает 35-40 градусов (на солнце и того больше), а от источника валит густой пар! Это знаменитые горячие источники на юге парка Маньяра, температура воды в которых равна 80 градусам по Цельсию. Вода эта насыщена полезными минералами, исходит паром и пузырьками. Откуда же здесь такой источник? Все очень просто! В районе рифтовой долины чрезвычайно тонкие верхние слои земной коры: очень близко к поверхности подступает раскаленная магма. Вода в земле нагревается и, насыщенная минералами, вырывается из недр земли наружу. Все это связано со смещением земных плит, их столкновениями, расползанием их и «подмятием» одной плиты под другую.

О, воистину не зря Эрнест Хемингуэй назвал эти места «самым прекрасным из всего, что я видел в Африке»! Это удивительное, волшебное зрелище трудно забыть. Розовое озеро, горячие источники, горная дорога, настоящие прекрасные животные, невозмутимо прогуливающиеся возле нашего автомобиля.

Горячие источники были последним пунктом нашего путешествия вдоль каменной стены Рифтового разлома и розового озера Маньяра. Сквозного проезда через парк нет, в южной оконечности озеро сливается с отвесной скалистой стеной, что очень упрощает борьбу с браконьерством. Обратно ехали быстро, без остановок. Ехали стоя, схватившись за крышу машины и подставив разгоряченные лица ветру. Переполненную восторгом тишину нарушал только мерный шум мотора нашего старенького Лэнд Ровера.

1.03.2010
Дарья Дмитриева


[1] Масайское покрывало – национальная одежда племени масаев. Шерстяное покрывало или легкая хлопчатобумажная ткань, выкрашенная в яркие цвета. Накидывается на плечи и завязывается разными способами.

[2] Кальдера – на месте потухшего вулкана остается кратер, стенки которого, спустя тысячи лет, постепенно обваливаются и разрушаются. Вот такая долина – бывший кратер вулкана – и называется кальдерой.

[3] Эпифиты – мелкие растения: орхидные и т.п., живущие в кроне крупных деревьев.

 

Добавить комментарий

Set your Twitter account name in your settings to use the TwitterBar Section.