Лишь только подснежник распустится в срок,
Лишь только приблизятся первые грозы.
На белых стволах появляется сок,
То плачут березы, то плачут березы…

«А сейчас все пойдем за березовым соком, ой оговорилась, то есть на подсочку гевеи!» — пытаюсь неуклюже бодрить коллектив. «Увидите, веселые студенческие поездки на картошку, покажутся вам просто пучком одуванчиков по сравнению с этим!»

«Но почему же ночью, и ведь сильный дождь идет?» — робко осведомилась особенно трепетная участница нашей группы.

Да ведь во всяком деле свои хитрости… Ток млечного сока обычно сильнее ночью и ранним утром, чем днем, к тому же он уменьшается в сухую погоду. Поэтому трудолюбивым тайцам, или малайцам приходится подстраиваться к физиологическим «выкрутасам» этого необычного дерева.

Приходим на плантацию. Тонкие стройные деревья рассажены в строго геометрическом порядке. Зрелище темной дождливой ночью по-кладбищенски жутковатое.
Вот оно, знаменитое тропическое дерево Hevea brasilierisis (Гевея бразильская) из семейства Euphorbiaceae (Эуфорбиевые (молочайные)) — основной источник натурального каучука. Его млечный сок содержит невиданное количество 34-37% натурального каучука. Подсочку начинают с 10—12 летнего возраста и ведут 20—30 лет, чередуя с годами отдыха. С одного дерева получают от 3 до 7,5 кг каучука в год, то есть 500—1000 кг с 1 га.

Выдаю инструмент и начинаю неторопливый рассказ небольшой исторической зарисовкой.

«Круглый предмет падает на землю и невероятным образом отскакивает от нее прямо в руки индейцу: команда Колумба зачарована увиденным…
Разбитый подагрой американец гладит латекс утюгом, варит, жарит и запекает его на кухне. Его голодная семья с ужасом наблюдает за опытами: ах, если б только латекс был съедобным! Чарльз Гудьир наконец изобретает технологию превращения латекса в более прочный и стабильный материал под названием резина, но счастья ему она не приносит. Он умирает больным, нищим и безвестным…
Англичанин Генри Уикхэм в начале XX века тайком вывозит тысячи семян гевеи из Бразилии. Гевею высаживают в британских колониях на Малайском полуострове, и через какое-то время крупнейшая южноамериканская страна (Бразилия) превращается из монополиста латекса в его импортера!»

Это лишь несколько эпизодов из жизни латекса, материала с невероятно захватывающей историей…


Но дело не столько в том, что Генри Уикхэм оказался весьма предприимчивым гражданином. Просто на родине дерева в Бразилии плантации гевеи с некоторых пор стали страдать от страшного паразита — Микроциклус (Microcyclus ulei).  Местный микроскопический грибок с остервенением набрасывается на листья гевеи, поражает их, а деревья, тратя все свои силы на восстановление листьев, больше не способны производить латекс. Поэтому в настоящее время свыше 90% промышленного натурального каучука получают с плантаций гевеи в Юго-Восточной Азии, в основном в Малайзии и Таиланде.

Многолетние труды селекционеров привели лишь к тому, что были выведены сорта, которые страдают от грибка в меньшей мере, т.е. заболевание практически не сказывается на урожае. После двух десятилетий научной работы было выведено 14 сортов высокопроизводительной гевеи, устойчивой к грибу-паразиту. Но грибок оказался коварным злодеем и легко мутирует, поэтому возможно появление новых видов паразита, способных уничтожать и «защищенные» сорта гевеи. Специалисты утверждают, что появление микроциклуса в Азии – всего лишь вопрос времени. Если это случится, то всей авиации азиатских стран не хватит для борьбы с ним химическими средствами, и миру придется на некоторое время остаться без натуральной резины. Десять миллионов человек, работающих в отрасли, рискуют потерять работу. И только высадкой устойчивых к грибку растений можно спасти ситуацию.

На этом фоне проблемы колорадского жука действительно кажутся пучком одуванчиков. В конце концов,  можно обойтись в меню и без картошки, а вот как обойтись без резинки от трусов?

Раз в 3-5 дней крестьянин надрезает дерево на уровне груди, и с него, как молоко, стекает сок растения в подвешенный ниже горшочек. Когда с дерева стекал сок, индейцам казалось, что оно плачет. Поэтому они стали называть это растение «плачущим деревом» – от индейских слов кау («дерево») и учу («плакать»).

На стволах гевеи подсочку делают не глубоко, чтобы не повредить камбий, поэтому в течение нескольких лет кора регенерируется, и процесс можно повторять снова и снова.
Давление и интенсивность вытекания латекса зависят, по крайней мере, частично, от внутреннего водного баланса и мощности дерева, потому что варьируют по сезонам, времени дня и в связи с условиями обитания. Сначала ток происходит благодаря упругому сокращению млечников, но затем осмотическое передвижение воды в млечники уменьшает вязкость и концентрацию каучука в латексе. Через несколько часов ток прекращается, так как на воздухе латекс коагулирует, и регулярно тонкий слой удаляют с нижней части надреза, вызывая возобновление тока. Ранение стимулирует метаболическую активность флоэмы, и потерянные при истечении млечного сока рибосомы, митохондрии, ферменты и частицы каучука быстро регенерируются.

Ни в коем случае не стоит поддаваться искушению попробовать сок гевеи на вкус. Дело в том, что при взаимодействии с кислородом воздуха сок превращается в эластичную твердую массу. Так что выпить сока просто не удастся: получится лишь покушать резину.

Помните, из окна нашего минибаса мы часто видели белые овальной формы коврики, развешанные, будто бы для сушки, на заборах местных крестьян. Вы еще спрашивали, что это такое? — а я обещала рассказать позже. Так вот это конечный продукт, результат нелегких крестьянских будней, вернее ночей.

Натуральный каучук обладает хорошей эластичностью, водо- и газонепроницаемостью, высокими электроизоляционными свойствами, устойчивостью против различных неблагоприятных условий среды, что обусловливает его широкое применение в народном хозяйстве. Для получения качественных изделий синтетический каучук смешивают с натуральным.

Что же дальше? А дальше вспоминаем ликбез по химии: вулканизация каучука — обработка его нагреванием в смеси с серой для придания ему большей упругости. Каучуки общего назначения вулканизуют нагревая их с элементарной серой при 140-160 °С.  Образующиеся межмолекулярные поперечные связи осуществляются через один или несколько атомов серы. Если к каучуку присоединяется 0,5-5% серы, получается мягкий вулканизат (автомобильные камеры и покрышки, мячи, трубки и т.д.); присоединение 30-50% серы приводит к образованию жёсткого неэластичного материала — эбонита.

Сколько «шин» вырастает на одной гевее? Ответ зависит от того, какие колеса мы имеем в виду. Если легковые, то из ежегодного урожая одной гевеи (в среднем 5 кг латекса) можно произвести несколько десятков шин. Для производства одного колеса грузового автомобиля может потребоваться несколько деревьев. И дело тут вовсе не в том, что шины для коммерческого транспорта больше и тяжелее. Достоинство натурального материала, в отличие от синтетики, – его высокая ходимость и способность выдерживать серьезные вертикальные нагрузки. Это как раз то, что нужно грузовикам! Поэтому некоторые шины грузовиков и автобусов могут состоять на 85% из натурального каучука, хотя обычно в них содержится 30–40% этого материала. В шинах легковых автомобилей натуральной резины всего 15–20%: ресурс шин для обычных машин не самая важная характеристика.

Татьяна Захарова
По материалам турфирмы «Тайный меридиан»
http://www.exotravel.ru/

 

Добавить комментарий

Set your Twitter account name in your settings to use the TwitterBar Section.