Черный катарте (Coragyps atratus) Ландшафты и биотопы Эквадора богаты и разнообразны. Вот — покрытые снегом Анды, вот — затопленные вечнозеленые леса Амазонии, а вот — сухие перелески приморской «боске-секе». Десятки новых видов растений и животных в каждый день путешествия.

Однако один местный житель сопровождает нас повсюду: от приграничных лесных заимок «ранчито» до морских пирсов Гуаякиля. У него отвратительный вид и скверный рацион, зато хорошее зрение и обоняние.  В поисках добычи эти аборигены парят на широких черных крыльях, и, обнаружив падаль, собираются на пиршество по нескольку штук. Наевшись, они располагаются по ближайшим крышам и ветвям. В полуденную жару лысые головы их краснеют, клювы открываются, а  крылья приподнимаются, чтобы охладить довольно крупное тело.

Вот какие уродцы  встречают нас в каждом новом поселке Эквадора. Я говорю о «куриных» грифах: черной катарте (Coragyps atratus) и катарте-индейке (Cathartes aura).

Два вида грифов различаются цветом головы: у взрослых грифов–индеек она яркоокрашенная, красная или желтая, у черной катарты – черная. Последние немного больше. В отличие от более социальных черных катарт, грифы-индейки предпочитают охотиться поодиночке. Как правило, один гриф-индейка доминирует перед одной черной катартой в случае дележа добычи, последние собираются возле трупа животного стаями и вытесняют первых.

Тем не менее, оба вида довольно схожи и местные называют их гаюнаса (от gallinaso (исп.)- буквально «курища»). Вместе с самыми большими птицами мира — андским и калифорнийским кондорами эти виды входят в обособленное семейство хищных птиц: грифов нового света.

Они обитают на большом пространстве от Южной Канады до мыса Горн. Хотя, предполагается, что эта группа произошла в Старом Свете, где позднее вымерла. Палеонтологи сближают их не с орлами и сипами, а с аистами и водными птицами. Задний палец у американских грифов маленький и слабый, расположен выше остальных и по земле они ходят подобно курицам.

Ноздри, как и у некоторых аистов, сквозные, не разделены костной перегородкой. Грифы нового света имеют хорошо выраженные обонятельные капсулы. Обоняние позволяет им находить падаль, скрытую под кронами деревьев на расстоянии до десяти километров. Говорят, что грифы-индейки помогают инженерам определить места повреждений подземных трубопроводов. Вытекающее горючее пахнет падалью, которой питаются эти птицы, и, собираясь в таком месте, птицы показывают ремонтникам, где именно нужно чинить.

Известно, что чем больше птица тем меньше она летает: энергетические затраты на  активный полет возрастают непропорционально. Поэтому обычно грифы разыскивают добычу во второй половине дня, поднимаясь по спирали в восходящих токах прогретого воздуха. Обычно грифы парят на высоте 100-300 метров. Интересно, что за шесть часов они могут ни разу не взмахнуть крыльями.

Гаюнаса — главные санитары всего южноамериканского и значительной части североамериканского континентов. В желудке у грифов содержится настолько концентрированная кислота, что все бактерии и вирусы сразу погибают, да и иммунитет у грифов сильный.

Как наши вороны и чайки, грифы во множестве встречаются вблизи свалок, скотобоен и канализационных сетей, хотя не брезгуют они мелкими животными: насекомыми, грызунами, птенцами, а также плодами некоторых растений.

В брачное время гаюнасы устраивают на земле оригинальные групповые танцы: самцы и самки медленно ходят, а затем внезапно начинают перескакивать и громко хлопать крыльями. Гнездятся они отдельными парами. Черные катарты выбираю пару на всю жизнь. Они не строят гнезда, и делают кладку в любом более или менее подходящем месте: больших дуплах, густых зарослях кустарника, заброшенных сараях или же занимают пустующие крупные гнезда других хищных птиц. В кладке обычно два яйца. Птенцов выкармливают оба родителя, отрыгивая пищу. Кстати, грифы отрыгивают пищу также и в случае опасности, если их застать врасплох во время обеда. Это помогает им взлетать быстрее.

В некоторых районах гаюнасы доставляют неудобства местному населению, загрязняя пометом крыши и стекающую с них дождевую воду. В других районах скотоводы обвиняют катарт в переносе заболеваний домашнего скота и в нападении на ягнят, хотя отмечены только случаи поедания последа и павших животных.

«Надоедливые индейки», как их называет испанский хронист Сьеса де Леон, занимают почетное место в сказаниях коренного населения Южной Америки. Образ гаюнасы меняется от сурового божественного посланника в легенде о происхождении европейцев до глуповатого и наивного обжоры, в сказке о грифе и осле. Одну из историй рассказывали в древней Мексике. Когда-то грифы носили яркое оперение и головы их не были лысыми. Правитель прекрасного города Ушмаль задумал праздничный пир прямо на дворцовой площади в честь одного из богов — Пернатого Змея Кукулькана. Грифы дождались, когда слуги отлучились на кухню, набросились на приготовленные кушанья и в момент опустошили столы. Разгневанный Правитель созвал всех жрецов и решил отомстить наглым птицам. Жрецы собрали все перья, упавшие с птиц и сожгли их на алтаре. Пепел растворили в воде и стали ждать возвращения грифов. Когда те вернулись, жрецы, произнося заклинания, принялись кропить небо и черные капли стали покрывать птиц. Ища спасения, грифы стали подниматься выше и выше так, что солнце начало обжигать им макушки. С тех пор грифы лысые и носят сухое, черное оперение. Вдобавок ко всему, за непомерное обжорство, уже Боги прокляли грифов, и те стали питаться лишь падалью и отбросами.

Такая вот история,

Михаил Нагайлик

 

Добавить комментарий

Set your Twitter account name in your settings to use the TwitterBar Section.