Черепахи – живое воплощение мудрости и неторопливого долголетия. Эти рептилии появились более двухсот миллионов лет назад, пережили расцвет динозавров и сейчас все так же неспешно, но уверенно бороздят наземные и морские просторы жарких районов нашей планеты.  Впрочем,  в последнее время эволюционная тактика пассивной защиты, которая спасала черепах многие поколения, теряет свою эффективность. Некоторые виды оказались на грани исчезновения из-за загрязнений океанов, осушения болот или распашки земель. Другие же стали жертвами намеренного уничтожения главным хищником-потребителем: человеком. Вот и наши герои с островов Галапагос  еще совсем недавно были близки к полному истреблению. Ко второй половине XX века численность  слоновых черепах (Chelonoidis elephantopus) снизилась до нескольких тысяч особей.  Эти «монументальные» рептилии, достигающие веса в 400 кг и длины  в 1.8 м не могут не вызывать восхищения. Кажется, только вчера они прятались в своих  панцирях от «ужасных ящеров» мезозоя; или, может, они пришли на острова прямо из индейской сказки?

До конца XX века эти рептилии входили в род Geochelone,  представляющий типичных наземных черепах всех континентов. Однако в последние десятилетия ученые, основываясь на современных данных молекулярной филогенетики, разделили эту группу на несколько независимых родов. Что это за данные? В самом общем виде метод работает так. Ученые в лабораториях выделяют ДНК из клеток черепах разных видов. Затем ДНК расшифровывают – определяют последовательность нуклеотидов – букв генетического кода.  На последнем этапе в ход вступает статистика: необходимо сравнить все полученные последовательности на сходство и различие. Более схожие последовательности у родственных видов. Это очень кропотливая работа, но так можно строить филогенетические деревья, отражающие ход эволюции всей группы: кто чей предок, какие группы сестринские, и кто ближе к изначальному, неспециализированному архетипу.

Так вот, один из выделенных родов – Chelonoidis, включает южноамериканских черепах, которые, как оказалось, довольно далеки (в эволюционном плане) от Африканских и Азиатских сородичей. Четыре вида из этого рода населяют саванны и влажные тропические леса материковой части Южной Америки:  угольная (C. carbonaria), аргентинская (C. chilensis), бразильская (С. denticulata) и черепаха чако (C. petersi). А вот пятый вид, собственно слоновая, населяет галапагосские острова и разделяется на примерно дюжину подвидов  – вымерших и ныне живущих.

Острова различаются по черепашьему разнообразию. Так, например, на самом большом острове архипелага – Изабелле живет 5 подвидов, а на небольших островах Эспаньола и Сан-Кристобаль по одному. Такое подвидовое разнообразие натолкнуло Чарльза Дарвина на идею об историческом расхождении (дивиргенции) близких видов. Слоновая черепаха – самый крупный представитель черепашьих и одна из самых больших рептилий. Необычные размеры островных форм вообще очень характерный  экологический феномен: в ограниченном и сравнительно бедном разнообразии островных фаун, при отсутствии пресса многочисленных хищников, крупные виды часто мельчают, а мелкие — растут.  Кроме того, слоновая черепаха — одно из самых долгоживущих животных на  Земле: в неволе некоторые особи жили, по крайней мере, 170 лет. (Близкие по долголетию виды — киты: недавно в одном представителе гладких китов нашли гарпун вековой давности).

Разные подвиды слоновых черепах различаются по внешнему виду. Тем не менее, ученые выделяют две морфы: сравнительно небольшие, с длинными тонкими ногами  и седловидным карапаксом (верхней частью панциря) черепахи населяют небольшие, засушливые острова. Возможно, уплощенный панцирь помогает его обладателям забираться в густые и жесткие заросли. Более крупные представители вида с высоким, куполообразным панцирем живут на больших увлажненных островах галапагосского архипелага. Кроме того, на больших островах самцы немного крупнее самок и черепахи в целом более общительны, часто встречаются в больших группах.

Все слоновые черепахи активны в дневное время, питаются травами и листьями кустарников, в том числе и ядовитыми для других животных.  День начинается с 1-2 часов солнечной ванны на рассвете: как все холоднокровные животные слоновые черепахи нуждаются во внешнем тепле после прохладной ночи. Темные щитки на панцире как солнечные батареи собирают энергию солнца. Раннее утро (а также поздний вечер) – лучшее время для путешествий: после «прогрева» черепахи начинают перемещаться со средней скоростью 300 метров в час. На крупных островах сезонные миграции черепах проходят между районами  горных  лугов (до 600 м, в засушливый период здесь сохраняется свежая зелень) и низинных пространств (в сезон дождей здесь все расцветает). Маршруты повторяются из года в год, так что на местности остаются «черепаховые дороги». Слоновые черепахи любят грязевые и пылевые ванны, помогающие им регулировать температуру тела и противостоять паразитам: комарам и клещам. Значительную часть дня черепахи уделяют приему пищи: за день взрослая особь съедает более 30 кг зеленой массы. При жажде они могут выпить большое количество воды единовременно, а в сухой период черепахам приходится облизывать росу с валунов. В некоторых местах на камнях образовались характерные углубления от многолетнего лизания.

Размножение слоновых черепах начинается с  противостояния самцов. Два великана встречаются в ритуальной схватке, где соперники поднимаются на ноги и, открыв рот, вытягивают друг перед другом шеи. Обычно меньший кавалер с короткой шеей уступает доминанту без серьезного боя. Во время ухаживания самцы могут таранить самок тяжелым панцирем и покусывать их за ноги. Сам процесс  напряженного спаривания полон эмоций. Достаточно сказать, что характерные ворчания и «ритмичные стоны» самцов  — одни из редких черепашьих вокализаций. После спаривания самка совершает путешествие на песчаное побережье, где на протяжении многих часов и дней она задними ногами роет гнездовую камеру. Затем она откладывает до полутора десятков круглых, размером с бильярдный шар яиц. Самки совершают до 4 кладок за сезон. Если все удачно – песок не затвердел на солнце и не залит водой, молодые черепашата появляются на свет спустя несколько (4-8) месяцев. Практически единственным хищником до прихода человека для детенышей был галапагосский ястреб. Первые 10-15 лет молодые особи проводят в низменных территориях островов.

В свое время главным врагом слоновых черепах были китобои, пополнявшие за счет рептилий свой провиант. «Живые консервы» могли обходиться в трюме без пищи и воды многие месяцы. Так, к примеру, моряки знаменитого китобойца «Эссекса», ставшего прототипом мелвилловского «Пекода», в 1819 году за 7 дней стоянки выловили около 300 черепах на острове Эспаньола. По некоторым подсчетам до XX века китобойцы выловили порядка 200 000 слоновых черепах. На той же  Эспаньоле к началу 1970 годов численность  популяции составляла всего 14 взрослых особей.  Вместе с первыми колонистами человеком архипелаг заселяли его спутники: крысы, собаки, овцы и свиньи. Все эти виды, так или иначе, стали снижать черепашье благополучие: выедали и вытаптывали растительность, охотились на яйца и молодняк.

С 1959 года Эквадор, в ведении  которого находятся Галапагосы, озаботился состоянием черепашьих популяций и объявил острова Национальным парком, запретив отлов черепах и сбор яиц. Начались масштабные мероприятия по защите рептилий: синантропных  (видов соседствующих с  человеком) хищников и конкурентов начали истреблять, а гнезда черепах стали огораживать заборами из вулканической лавы. В том же 1959 году на острове Санта-Круз была создана станция Чарльза Дарвина, основная задача которой заключается в увеличении поголовья слоновых черепах. В инкубаторы биостанции со всех остров свозят собранные черепашьи яйца. Подрощенный молодняк возвращают в родные местообитания. Благодаря принятым мерам, многие подвиды успешно пережили кризис.

Тем не менее, кое-кто, к сожалению, ушел навсегда. В июне этого (2012) года не стало Одинокого Джорджа – единственного представителя абингдонской слоновой черепахи (Chelonoidis nigra abingdoni) с острова Пинта. Долгие десятки лет ученые с биостанции Дарвина пытались подобрать Джорджу пару. В 2007 году на острове Изабелла даже была найдена  самка, генетически близкая к его сородичам. Однако получить молодых черепашат этого подвида так и не удалось.

Михаил Нагайлик

Добавить комментарий

Set your Twitter account name in your settings to use the TwitterBar Section.