И сказал Бог: да произрастит земля зелень, траву, сеющую семя и дерево плодовитое (…). И сказал Бог: да произведет земля душу живую по роду ее, скотов, и гадов, и зверей земных по роду их. (…)И сказал Бог: сотворим человека по образу Нашему и по подобию Нашему, и да владычествуют они над рыбами морскими, и над птицами небесными, и над зверями, и над скотом, и над всею землею, и над всеми гадами, пресмыкающимися по земле.
Книга Бытия.

Видели ли вы когда-нибудь картины знаменитых художников, изображающие рай? Нарисуйте рай в своем воображении! Получится он таким: яркие зеленые луга, мягкая сочная трава, густые деревья, цветы, плоды, стада животных, вдоволь еды и воды, мирная сытая жизнь. В такой рай Бог поселил Адама и Еву. Вы скажете: фи! Красивая библейская легенда!

А ведь все так и было! Именно в таком ландшафте появились первые люди. Именно в таких природных условиях обезьяна встала на задние лапы, выпрямилась и постепенно превратилась в человека. Именно так выглядела Рифтовая Долина тогда, когда наши древнейшие предки – гоминиды – жили на земле.

С тех пор мир преобразился. Люди переселялись в деревни и города, создавали и рушили государства, сменились сотни поколений. Люди забыли о том, откуда они пришли. А пришли они из Восточной Африки, из Рифтовой Долины. Между тем тот самый рай, где появился человек, существует до сих пор, он никуда не пропал. И пасутся там стада «скотов, и гадов, и зверей земных». И растет там густая «зелень, трава, сеющая семя и дерево плодовитое». Теперь остатки своего эдема люди научились защищать и превратили их в национальные парки. В прошлом году мне довелось побывать в небольшом национальном парке Аруша в Восточной Африке и любоваться теми ландшафтами и природными условиями, которые дали жизнь человеческому роду.

***

Город Аруша в северной Танзании невероятно популярен среди туристов, приезжающих сюда со всего мира на сафари по африканским национальным паркам. Местные жители стали даже шутливо называть свой городок «Дар–эс-сафари», по аналогии с «Дар-эс-Салам». Все дело в том, что именно вокруг Аруши расположены самые знаменитые танзанийские нацпарки и заповедники: бескрайние равнины Серенгети, величественная кальдера Нгоронгоро, пленительное озеро Маньяра и небольшой одноименный национальный парк. В него-то наша группа и направилась ранним дождливым утром. Национальный парк Аруша зачастую незаслуженно обделяют вниманием – рядом с такими бриллиантами, как Серенгети и Нгоронгоро Аруша – маленький камушек на обочине. Однако туристы опытные знают – маленький камушек нередко может обернуться золотым слитком!

Площадь этого уютного заповедника – 137 км2. Густой влажный лес встречает вас на входе. В кустах тут и там уже в 30 метрах от ворот торчат головы жирафов. Жирафов здесь вообще как грязи. И если в первый день мы так и бросались фотографировать каждого, то теперь просто не обращали на них внимания. Группу встретил выделенный специально для нас гид – молодой, высокий и мускулистый рейнджер. Кожа его была цвета ночного беззвездного неба, в руках наперевес лесничий держал тяжелое ружье: обязательный атрибут пеших прогулок.

 

Только здесь, в Аруше, мы смогли своими ногами потоптать дикую африканскую землю. В других нацпарках из машины нас не выпускали: опасные хищники. Здесь же, в Аруше, хищников нет. Национальный парк Аруша славится многообразием природных красот и девственных пейзажей. Тенистые горные леса, быстрые каменистые речушки и ручейки, болотистые поляны, водопады и скалы, а кроме того – три достопримечательности. Первая – величественная гора Меру, 4566 метров над уровнем моря. Склоны ее покрыты густой растительностью, верхушка украшена гроздьями скал. Это пятая по величине гора Африки. Вторая достопримечательность – болотистый кратер Нгурдото, к крутым каменистым склонам которого подходит широкая болотистая равнина, испещренная стадами буйволов и бородавочников. В густых лесах, в переплетениях лиан, образующих естественную крышу над головой, живут тысячи обезьян, в том числе и черно-белые колобусы, которых нам, правда, так и не довелось увидеть.

На севере парка безмятежную красоту отражают щелочные озера Момела. Из-за высокого содержания в воде полезных минералов, озера буквально обсажены  живностью. Издалека некоторые озера кажутся розовыми от сотен фламинго, ковром покрывших мелководье. На дальних краях водоемов свои большие рога в форме лиры демонстрируют косматые водяные козлы. По травянистым склонам холмов между озер, среди стадами пасущихся зебр скользят бесчисленные жирафы.

Группа наша вскоре вышла на широкое поле, со всех сторон окруженное горами. Долина эта – как бы резервуар, куда со склонов горы Меру стекают бесчисленные ручейки и речечки. Постоянная высокая влажность создает эффект оазиса. Здесь так быстро растет и умирает трава, что дерн, по которому мы ступали, буквально пружинил под ногами. Долину пересекает небольшой каменистый ручей, на другом берегу которого возлежали ленивые жирные буйволы, вяло пережевывая сочную траву. В ближайших кустах прогуливались неспешные жирафы, над головой кружили и пели сотни птиц. Закрапал дождик. От горячий буйволов повалил пар; испарялось густой дымкой дыхание; влага питала возбужденные лица, пробиралась под дождевые плащи, впитывалась в почву. Животным здесь комфортно: вдоволь еды, воды, а, кроме того, не угрожают хищники и браконьеры: парк надежно охраняется.

Забираться в гору было трудно: дыхание участилось, мокрая земля скользила, ноги мои по колено покрылись жирной черной землей. На склоне со всех сторон нас окружили сочные рододендроны, с блестящими листьями. Ниже – густые заросли пасленовых – родственников отечественной картошки и помидор. Здешние плоды были мелкими, желтыми. Как известно, не все пасленовые пригодны в пищу, некоторые виды этого семейства могут быть даже ядовитыми.

Дорога петляла в скалах, уже издалека слышен был глухой рокот: мы приближались к водопаду. Водопад открылся из-за скал. Высокий, тонкий, мутный после дождя, он стекал со склона горы в глубокий каменный резервуар. Дождь закончился, в прорезиненном плаще стало жарко и я его скинула. Туристы бросились мочить ноги в прохладной лесной воде. Вскоре выступило солнце и мы двинулись в обратный путь. Идти стало гораздо легче: возвращались мы виз по склону, да еще и по каменистой дороге, предназначенной для джипов.

***

Выезжать из этого влажного, теплого, сочного и яркого эдема не хотелось. В таких природных теплицах и возникли первые люди, именно так должны были сложиться природные обстоятельства, чтобы обезьяна стала видоизменяться. Конкуренция в таких природных теплицах очень высокая, приходилось искать способы для победной борьбы за комфортную жизнь. Вырастить мозг до человеческих размеров оказалось для наших предков самым верным способом выжить.

Все мы сильно проголодались, но на выходе пришлось остановиться: вторая машина сильно отстала. Но напоследок нас ожидало еще одно чудесное явление. Мы обменивались бурными впечатлениями от посещения национального парка Аруша, когда кто-то обратил внимание на вид из окна. На востоке, освещенная закатом, по горизонту растянулась загадочная Килиманджаро. Белая вершина  в лучах закатного солнца казалась розовой, а плоские акации на ее фоне прорисовывались черными силуэтами. Жирафы провожали нас грустными взглядами.

Дарья  Дмитриева

 

Добавить комментарий

Set your Twitter account name in your settings to use the TwitterBar Section.