Мужчины, женщины, проворны и легки,
Ни лжи не ведали в те годы, ни тоски.
Лаская наготу, горячий луч небесный
Облагораживал их механизм телесный
Шарль Бодлер

Вздымая тучу красной африканской пыли, наш старенький Лендж-ровер неторопливо приближается к каким-то темным низким баракам, вытянутым вдоль дороги. Пустынное пространство сухой саванны пестрит разноцветными меховыми кругляшами – это пасется мелкий домашний скот. Между овцами и козами бегают дети, полуголые, обвязанные рваными тряпками неопределенного цвета. Мы приехали в гости к удивительному древнему племени Датогов.

Сразу 8 женщин выходят нам на встречу. Белоснежные зубы их приоткрывает поистине голливудская улыбка. Кстати, неизменная улыбка — отличительная особенность африканцев, символ гостеприимности и доброжелательного отношения. Кожа у датогов – цвета кофе с молоком, мягко-коричневая, довольно светлая. В отличие, кстати, от иссиня-черных хадза, которые живут по-соседству. Женщины эти обернуты в яркие покрывала, на ногах – «протекторшуз» — популярная африканская обувь. Сандалии эти вырезаются из использованных автомобильных и мотоциклетных шин. На шее у каждой женщины не меньше пяти разных видов бус – из бисера, металла, игл дикобраза и любых других подручных материалов. При  малейшем взмахе руки, весело позвякивают браслеты из свинца и меди, украшающие запястья. Первое что бросается в глаза – у многих женщин огромные дырки в ушах, диаметром иногда чуть ли не с теннисный мяч.  Лица украшены татуировками в виде узоров вокруг глаз.

Все эти женщины – жены главы семейства. Среди этой звонкой простоты выделяются пара совсем молодых девушек, обернутых в черные покрывала. Это – невесты, до свадьбы они «стажируются» на вакансию жены и обязаны носить черное. Всего в этой семье у Главного 11 жен. Присутствуют явно не все – остальные, сидят в хижинах с новорожденными детьми. По традиции, женщины датога несколько месяцев после рождения ребенка живут в своей хижине изолированно – связано это с тем, что детская смертность в племенах от отсутствия стерильных условий и лекарств продолжает оставаться очень высокой. Новорожденного прячут от соплеменников, чтобы защитить слабый организм от опасных заражений. Вообще, у датога традиционно царит патриархат. Расширенная семья, полигамные браки – чем больше в семье жен и детей, тем больше рабочих рук, а, следовательно, тем семья богаче. Наследование имущества осуществляется по мужской линии. Отчетливо выражена у датога система возрастных классов и разделение труда между полами. Очень любопытны брачные традиции датога. Для того чтобы жениться, мужчина должен заплатить родителям невесты выкуп скотом. Свадебный костюм женщины датога украшается безумным количеством ярких калебасов, сделанных из выдолбленной тыквы. Каждый сосуд – как произведение искусства. Гладкая поверхность украшается узорами из разноцветного бисера. Чем богаче невеста – тем больше к платью привязано таких сосудов.

Любопытно, что гостей встречают только женщины. Мужчины в полях — пасут скот, прекрасная же половина семейства остается дома. Женщины присматривают за детьми, ведут домашнее хозяйство, плетут украшения.

Племя датогов обитает на севере Танзании, численность их около 85 000 человек. У них есть собственный язык. На суахили – государственном языке Танзании — говорят немногие, около 5%. Основное занятие датогов – скотоводство. Чаще всего это крупный рогатый скот — например особая порода коров, предназначенная для трудного тропического климата – зебу, а кроме того овцы, козы и ослы. В небольшом объеме датоги выращивают бобовые, тыкву и кукурузу, возделывая землю ручным способом. Есть и типичные для этого племени ремесла – датоги славятся своими кузницами на открытом воздухе, выделкой кож и плетением.

Датога придерживаются традиционных верований: поклоняются предкам, верят в существование духов и занимаются мелким, бытовым колдовством (вызывают дождь, охраняют скот, лечат болезни). При этом они верят в единого Бога-создателя, которого зовут Асита. Значение религии в Африке вообще очень велико. Представители разных верований относятся друг другу вполне терпимо, однако если ты со скептическим выражением лица заявишь африканцу «Я атеист» — тебя просто не поймут. Именно поэтому, когда в Танзании мне задавали вопрос о том, какую веру я исповедую, приходилось пускаться в занимательный рассказ о православии.

Семья, в которую мы приехали, считается очень богатой. Содержать 11 жен — это не шутка даже по африканским меркам. Единственный взрослый мужчина, с которым мы здесь познакомились, был как раз глава семьи, восседавший на почетном месте в тесной хижине. Туристы плотно набились в тенистый домик и смиренно расселись вокруг Вождя, словно школьники перед учителем. Справа от этого уважаемого 80-летнего старца – семейная гордость – стена, увешанная прекрасными калебасами. Кто-то из туристов догадался привезти в Африку маленькие карманные календарики с изображением русской зимы и тигров. Один из таких календариков вручили Главному. Старик долго вертел безделушку в руках и никак не мог понять, что за волшебство на нем изображено. Через переводчика мы объяснили, что это такое животное, обитающее на севере, в нашей родной стране.

Внезапно переводчик схватил меня за руку и предложил последовать за ним – ему хотелось показать мне что-то очень интересное. Заинтригованную меня проводили в соседнюю хижину. Глаза не сразу привыкли к полумраку, но через несколько секунд мне открылась потрясающая картина. На ложе, покрытом овечьими шкурами, сидела женщина, держа в руках новорожденного младенца. Малыш жадно сосал черную грудь. Вокруг матери, как птенцы, сидели шестеро детей разного возраста и с любопытством разглядывали младенца. Женщина дружелюбно улыбнулась и позволила подержать ребенка. После этого я долго еще сидела рядышком, укачивая на руках это маленькое черное чудо, окруженная детьми, под тихие колыбельные улыбчивой мамы. Эта картина семейной идиллии, такая чистая и светлая, осталась в памяти по сей день. Было действительно приятно и лестно: ведь обычно к новорожденным малышам не подпускают даже соплеменников, не говоря уж об этих некрасивых белых мутантах – мзунгу, изредка приезжающих в племя на вонючих железных тачках размером с хижину…

На прощание туристам продемонстрировали традиционные танцы. Несколько женщин выстраиваются в ряд и принимаются завывать ритмичную песенку. Одна из них выступает вперед и подпрыгивает в такт песне на одном месте. Прыжки довольно высокие. Нам тоже предложили принять участие – я не отказалась. Туристы защелкали фотоаппаратами.

Потом женщины засуетились и забегали вокруг наших девушек. На руки, плечи и шеи русским девчонкам стремительно и безо всякого согласия надевались украшения – бусы, бисер, браслеты. Такая вот резвая коммерция по-африкански! Я выбрала несколько ниток бисера и браслеты из латуни – до сих пор ношу эти нехитрые украшения в офис. Они как-то тепло согревают и навевают прекрасные воспоминания.

Одна из женщин беспрестанно гладила меня по волосам, прикладывала их к своей голове и быстро щебетала что-то на своем мелодичном языке. Подскочивший переводчик улыбнулся  — «Она восхищается длинной и цветом твоих волос, хочет, чтобы и у нее такие выросли».

Расставаться с этой семьей было грустно: туристы вяло разбрелись по джипам и взметнувшийся столб красной пыли скрыл с наших глаз 8 женщин, машущих нам на прощанье рукой и улыбавшихся белоснежной, поистине голливудской улыбкой.

Дарья Дмитриева
17.02.10

 

Добавить комментарий

Set your Twitter account name in your settings to use the TwitterBar Section.