Александр ДРОВОТ //Журнал «Русский гид» 2004 г.

Буддизм в стране улыбок

Будда, действительный исторический персонаж, чье личное имя было Сиддхартха и родовое имя Гаутама Шакьямуни, жил в северной Индии в шестом веке до н. э. Его отец, Суддходана, был правителем царства шакьев (в современном Непале). Его матерью была царица Майя. Согласно обычаю своего времени, он женился довольно молодым, в шестнадцатилетнем возрасте, на очень красивой и благочестивой молодой принцессе по имени Ясодхара. Молодой принц беззаботно жил в своем дворце, окруженный роскошью, богатством и красотой.


Однажды он случайно попал за пределы дворца и увидев тяжело больного человека, старика и мертвеца, столкнулся с жизненной действительностью и страданием человечества. Глубоко пораженный своим открытием, он решил во что бы то ни стало найти выход из этого всеобщего страдания.
Вскоре, судьба преподносит ему еще одну встречу. Он видит йога-аскета, погруженного в медитацию. Глядя на его блаженное умиротворенное лицо, будущий Будда видит, что старец ощущает нечто совершенное, неизменное и постоянное. То, чего так недостает людям, и то, к чему люди так стремимся, ужасно страдая и не находя в жизни покоя. Так и не достигнув настоящего счастья, мы стараемся как можно дальше спрятаться за ложные, временные заменители, пока ни наступает конец.
В возрасте 29 лет, вскоре после рождения своего единственного ребенка, сына Рахулы, Сиддхартха оставил свое царство и стал аскетом. В течение шести лет он скитался по долине Ганга, встречая знаменитых религиозных учителей, изучая и следуя их системам и методам, подвергая себя строгим аскетическим практикам. Он быстро достигал успеха во всех системах, что изучал, и даже превосходил своих учителей. Но успехи не удовлетворяли его. Учителя и школы того времени имели богатый запас знаний и методов изучения и контроля человеческого сознания и физических процессов в природе. Но они недостаточно знали о подлинной природе ума и бессмертного счастья, которое так искал Сиддхартха. Поэтому он оставил все традиционные религии-учения и их методы и пошел своим собственным путем.
Случилось так, что однажды вечером, сидя под деревом (с тех пор известным как дерево бодхи или бо, «древо мудрости», по-русски его называют баньян) на берегу реки Неранджара в Буддха-Гайя в современном индийском штате Бихар в возрасте 35 лет Гаутама достиг просветления, после которого он стал известен как Будда, «Пробужденный». Приведя ум и чувства в состояние собранности в настоящем, он увидел процессы ума как непостоянные, хаотичные, мучительные и безличные. Он обнаружил и отбросил чувство отождествления с ними. Тогда они рассеялись, как призрак, и осталась «бессмертность» (амарта-дхарма, скрт.). Перед ним открылась подлинная природа человека, вне времени и пространства, раскрывающая суть всех вещей и явлений во Вселенной. Это и было Просветление, то счастье, которого он искал.
После своего просветления Будда Гаутама произнес свою первую проповедь группе из пяти аскетов, соратников по всевозможным практикам в Исипатане (современный Сарнатх) возле Бенареса в Индии. С того дня в течение сорока пяти лет он обучал людей всех сословий — мужчин и женщин, царей и крестьян, браминов и неприкасаемых, ростовщиков и нищих, святых и грабителей — не делая между ними ни малейшего различия.
Он не признавал отличий между кастами или социальными группами. Путь счастья, гармонии и красоты, который он проповедовал, был открыт для всех, кто готов понять его и следовать по нему. В возрасте 80 лет Будда почил в Кусинаре (современный Уттар-Прадеш в Индии).
Среди основателей религий Будда (если нам позволено звать его основателем религии в популярном смысле этого слова) был единственным, кто не претендовал на то, что он нечто большее, нежели просто человек, другие учителя либо прямо указывали на свою божественность, либо говорили о своей боговдохновленности. Будда даже не заявлял о вдохновении со стороны какого бы то ни было бога или внешней силы. Он обращал внимание своих последователей на человеческое старание и человеческую мудрость.
Одна из основных идей его учения состоит в том, что любой человек может достичь просветления. Человек — господин своей судьбы.
90% населения Королевства Таиланд исповедуют старейшую и наименее измененную традицию буддизма, тхераваду. Чтобы лучше понять, что это такое, — немного истории.
380 год до н. э. (163 год эры Будды). Через сто лет после ухода учителя, на Втором буддийском соборе в Вайшали, в Индии, во время обсуждения вопросов доктрины произошел первый раскол буддистов, на группы махасангха (великая община) и стхавиравадин (учение старейших). С этого раскола возникает буддизма махаяны (великая колесница), северной традиции, которая распространилась в восточной Азии и Гималаях.
250 г. до н. э. Третий буддийский собор был созван императором Ашокой в Паталипутре, в Индии. Споры привели к дальнейшим расколам. Появились толкования сарвастивадинов и вибхаджавадинов.
247 г. до н. э. Великий индийский буддийский император Ашока послал своего сына Махинду на Цейлон. Правитель острова деванампия Тисса был обращен в буддизм.
240 г. до н. э. Махинда основа в Анурадхапуре на Шри Ланке Махавихар (Великий храм). Община вибхаджавадинов, жившая здесь, стала известна под именем тхеравадинов и с тех пор хранила буддизм в его ортодоксальной форме.
ХIУ век н. э. Линия посвящения из Шри Ланки прибывает в Вирму и Таиланд. Тхеравада также распространяется в Лаосе.
7 апреля 1767 года бирманцы разрушают Аюттию, древнюю столицу Таиланда. Новый король Сиама Рама 1 получает со Шри Ланки списки буддийского канона на языке пали (южный диалект санскрита, который является неизменной основой традиции тхеравады). На основе этого обширного собрания поучений Будды с комментариями, записанного его ближайшими учениками, Рама 1 восстановить в стране традицию тхеравады и создал оригинальную тайскую концепцию буддийского государства.
1809-1824 гг. Король Рама II, будучи поэтом и знатоком языка пали, переводит тексты канона на тайский язык, активно поддерживает и развивает в стране буддизм тхеравады.
1800-е гг. Буддийская сангха (община) на Шри Ланке постепенно приходит в упадок под давлением двухсотлетнего правления европейцев (португальцев, датчан, англичан). Сиамские буддисты помогли братьям восстановить буддизм тхеравады. По сей день главная буддийская община на Шри Ланке носит имя сиамопаливамса («сиам упали круг», Упали — имя сиамского монаха, который возглавлял тайскую буддийскую группу, прибывшую на Шри Ланку), или просто «сиам никайя» (сиамское исповедание).
Буддизм тхеравады является основной философско-религиозной, а также государственно-идеологической системой на Шри Ланке, в Бирме, Таиланде, Лаосе и Камбодже. Таиланд единственная страна, которая сохранила непрерывную линию посвящения тхеравады, старейшей буддийской традиции, основывающейся на прямых поучениях самого Будды.
В чем же заключается смысл учения Будды? Как однажды спросили одного выдающегося буддийского мастера: чем смысл буддийского учения?«Он ответил: «Если я вам скажу, то вы мне не поверите. Чтобы понять это, вам потребуется много лет». В ответ на настойчивость мастер сказал: «В действительности вас не существует». Как это ни странно, но в этом и состоит основа буддизма.
Для буддиста мир — не более, чем сон и игра воображения, порождаемая умом и в нем же исчезающая. Видимый мир — прекрасный и ужасный, любящий и ненавидящий, такой непостоянный и вечно меняющийся, бесконечно рождающийся и умирающий, — мир иллюзии, нереальность. Нескончаемая череда рождений и смерти, устремлений и страданий, может быть остановлена пробуждением от иллюзий, освобождением сознания, достижением состояния просветленности. Непоколебимое освобождение ума — наивысшая цель в учении Будды.
На пути к состоянию счастья и покоя буддисты отмечают ряд помех, особенно выделяя из них пять, которые часто упоминаются в буддийских текстах под названием «ниварана» (досл. ненара, скрт; сравните: авария):
1. Чувственное влечение.
2. Недоброжелательность.
3. Лень и сонливость.
4. Суета и беспокойство.
5. Неуверенность.
Эти чувственные помехи мешают уму, обволакивают его и задерживая его развитие.
В соответствии с буддийским учением, духовное развитие состоит из двух частей: развитие через спокойствие и через видение-как-есть. Спокойствие приобретается полным сосредоточением ума во время медитативных погружений. Чтобы достичь этих погружений, необходимо по крайней мере на время преодолеть эти пять помех.
На тайское общество буддизм оказал огромное влияние и играет ключевое звено в общественной организации тайцев. Бесчисленные, роскошно оформленные храмы и монастыри (около 32 тыс.) являются центром жизни всей округи. В буддийских обителях жители деревни или городского квартала собираются, чтобы обсудить насущные проблемы, здесь же играются свадьбы, отпеваются умершие, совершается кремация тела. На территории монастыря со времен Рамы У находятся школы, в которых тайские дети получают начальные знания, больницы, где крестьяне получают первую помощь. В братских и сестринских корпусах на содержании общины живут не только монахи, но и престарелые тайцы, у которых нет средств к существованию. По традиции через монашество должны пройти все мужчины, лучше — несколько раз за свою жизнь.
Сегодня в стране насчитывается около 460 тыс. монахов и 10 тыс. монахинь (нан, послушница). Большинство из них находятся в монашестве временно. Обычно это период буддийского поста с середины лета до середины осени. Считается, что каждый таец должен побыть монахом хотя бы раз в жизни, хотя бы на короткий срок. Тайцы уходят за ограду храма-монастыря и одеваются в оранжевые тоги в самые важные и переломные моменты своей жизни, например, после окончания университета, перед вступлением в брак и обязательно после смерти родителей. Состояние монашества прекращается по желанию или по обстоятельствам. За свою жизнь таец, мужчина или женщина, может несколько раз побывать монахом. В преклонном возрасте многие переходят на монастырский устав, желая закончить жизнь без мирской суеты.
Буддизм оказал огромное влияние на национальный характер тайцев, который приятно удивляет всех, кто посещает эту удивительную страну. Во всех жизненных ситуациях мы видим благотворное влияние многовековой работы тайцев по преодолению пяти помех. Рассмотрим тайский характер в контексте пяти нивар.
Первое. Чувственные желания. Складывается представление, что у обычных тайцев оно отсутствует. Пройти по улице, держась за руки, или, не дай бог, поцеловаться на людях, для тайцев редкость. Открытое выражение чувств и «призывный» стиль одежды, мягко скажем, не поощряются. Особенно строги требования к одежде для женщин. Похоже, именно благодаря неутомимому преодолению чувственности, все тайцы в общественных местах купаются в одежде.
Вот что о преодолении первого препятствия в древних буддийских текстах говорит Будда: «Вот красота. Уделять излишнее внимание — вот пища для возникновения влечения, или для его роста и увеличения, если оно уже возникло.
Вот непривлекательность. Должное к ней внимание не дает чувственному желанию возникнуть или мешает его росту, когда оно уже возникло.»
Знаменитая тайская улыбка возможно является постоянным упражнением по преодолению второй нивары (недоброжелательность). Тайцы действительно любят улыбаться, и делают это удивительно искренне. Терпимость и спокойное принятие всего происходящего, доброжелательность и миролюбие — пожалуй, основная черта тайского характера.
Будда, в характерной для буддийских текстов манере говорит: «Вот раздражение. Поддаваться раздражению — вот пища для возникновения недоброжелательности, или для ее роста и увеличения, ели она уже возникла. Вот освобождение ума. Занимать этим, значит лишать недоброжелательность пищи, или не давать ей увеличиваться, когда она уже возникла».
Третье и четвертое препятствия, лень, сонливость и неугомонность и беспокойство тесно связаны между собой. Иностранцы часто обвиняют тайцев
медлительности и даже, так сказать, слабой сообразительности. В действительности тайцы называют это «тяй ен» (прохладное сердце, спокойствие). Обладая сердцем», тайцы не спешат, но успевают вовремя; они ни на кого грубо не нажимают, и тем не менее всегда договариваются друг с другом. Тайцы шутят между собой, что у фарангов (иностранцев) «тяй рон» (горячее сердце). Мы спешим из одного места в другое, неистово тратя деньги и желая еды, секса и развлечений. Нам кажется, что мы можем все купить, и злимся, когда не получаем желаемого. Нам не нравится, если события происходят слишком медленно. И также нас раздражает, если события происходят слишком быстро. Мы бежим по миру, покрытые потом, движимые нашими «горячими сердцами», а тайцы качают головами, удивляясь, как это, наверное, нас изнуряет: «Как вы
можете наслаждаться жизнью, если вы всегда смотрите на неё сквозь неугомонность и усталость?»
добросердечная безмятежность священна
для тайцев, и они редко ей поступаются.
Будда говорит о лени и сонливости: «Вот скука, усталость, зевота, сонливость после пищи, и вялость осознания. Предаваться им — вот пища для возникновения лени и сонливости, или для их роста и увеличения, когда они уже возникли. Вот приложение усилий, старание, стремление. Уделять им должное внимание — значит лишать пищи лень и сонливость, или препятствовать их росту и увеличению, когда они уже возникли». А вот что говорит он же о неугомонности и беспокойстве: «Вот беспокойство сознания. Уделять ему несоответствующее внимание — пища для возникновения неугомонности и беспокойства, или для их роста и увеличения, когда они уже возникли.
Вот спокойствие сознания. Уделять ему должное внимание — значит не давать пищи дл возникновения суеты и беспокойства, или препятствовать их росту, когда они уже возникли»
И наконец, о неуверенности. Следует сразу разделить спокойную уверенность тайцев от поспешной решительности, свойственной больше людям Запада. Их спокойная уверенность в своей правоте незыблема. Каждый таец тысячью нитей связан с буддизмом и его практикой. Каждый чувствует себя членом почти бесконечно большого социального организма, на вершине которого находится король, которого, как и Будду, называют (святой, Будда). Включенность в эти общественные системы придает тайцам силы быть уверенными в себе.
Все знакомые с Таиландом иностранцы любят тайцев, отмечают их доброжелательность, открытость, простодушие, уступчивость, легкий нрав. Кто уже не первый раз посещает Страну улыбок, понимает, что в основе тайского характера лежит уверенность в правильности своего жизненного уклада. Мы также замечаем, что тайцы умеют не только отдыхать, предаваться веселью и даже, как нам бы показалось, лени, но много и успешно работают, создают прекрасные творения ума и рук.
Размышляя над истоками тайского национального характера, мы уверенно приходим к выводу, что тайцы как народ являются хорошими учениками своего учителя.
Таиланд — мировой центр обучения буддийской философии и медитации. Тысячи людей со всего света приезжают сюда чтобы практиковать медитацию в многочисленных центрах при монастырях. Тайцы щедро делятся со всеми бездонным опытом своей простодушной улыбки.

 

Добавить комментарий

Set your Twitter account name in your settings to use the TwitterBar Section.