Ранним дождливым утром группа туристов из России ехала в национальный парк Нгоронгоро – одну из танзанийских природных сокровищниц. Проселочные дороги, по которым группа выбиралась из глухих окрестностей озера Эяси, размыло так, что они стали похожи на красные глиняные реки. Проехать по такой дороге мог только местный танк – старенький, но очень проходимый Лэнд Ровер – гордость своего владельца, молодого чернокожего красавца по имени Дизи. Глина летела из-под колес, брызгая и стекая по крыше, капоту и стеклам. Пришлось закрыть откидывающуюся крышу. В салоне стало душно.

Мучения наши закончились, когда джип выехал, наконец, на асфальтированное шоссе. Таких дорог и в Москве-то днем с огнем не сыщешь, каково же было наше удивление, когда такую дорогу мы обнаружили в глухой африканской провинции! В деревеньке на обочине дороги у одной из местных хозяек купили горячих промасленных чапати, завернутых в бумагу и жизнь автоматически наладилась. До самого входа в Нгоронгоро поехали с комфортом. Надо сказать, что неожиданное появление здесь такой прекрасной дороги связано исключительно с тем, что дорога вела к главному входу в этот знаменитый национальный парк.

Вход в Нгоронгоро с дороги мы завидели издалека. Огромная каменная арка с воротами и пристройками – новодел, равно как и ведущее к арке шоссе. Со всех сторон вход в национальный парк окружают густые деревья влажного тропического леса, увитые эпифитами. Именно здесь нам довелось увидеть самое большое скопление белых за все наше пребывание в Африке, не считая, конечно, аэропортов. Европейцы едут в Танзанию по проторенному маршруту – Нгоронгоро, Серенгети, Килиманджаро, Занзибар. Я жевала лепешку чапати и внимательно прислушивалась к оживленному разговору двух пожилых немцев, когда мое утреннее спокойствие было прервано криком:

— Осторожно! Бабун!

Я обернулась и успела увидеть, как быстрыми прыжками, пользуясь всеми четырьмя лапами, от меня улепетывает довольно мерзкого вида обезьяна. Шерсть ее – слипшаяся после дождя, грязно-желтоватого цвета, голова похожа на собачью, довольно внушительные клыки торчали из вытянутой пасти. Хвост трубой, а под хвостом – мама дорогая! – огромная мозолистая красная лысина размером с две ладони. Обезьяну спугнул крик нашего красивого чернокожего водителя, зверь явно нацеливался на мою обалденную свежую чапати. Мне, можно сказать, повезло.

***

Бабуины в Нгоронгоро, да и в других национальных парках Танзании, далеко от цивилизации не отходят. Сердобольные туристы, несмотря на строжайший запрет и угрозу крупного штрафа, подкармливают обезьянок. Те привыкли, и довольно крупными стаями – несколько десятков особей — обитают прямо возле входа в популярный заповедник.

Бабуинов называют еще желтыми павианами, принадлежат они к роду настоящих павианов семейства мартышковых. Размер взрослого бабуина – около 75 сантиметров от носа до хвоста, длина самого хвоста – около 60 сантиметров. Название – желтый павиан – бабуины получили за необычный цвет шерсти, серый с желтым отливом. Еще одно название – собакоголовая обезьяна – бабуин получил за вытянутую форму черепа.

Эти характерные, выразительные и вездесущие животные привыкли жить в социуме. Развитые отношения в стае привели к тому, что и людей бабуины не боятся, к людям быстро привыкают. Туристы при входе в Нгоронгоро для этих бродячих попрошаек – ходячая кормушка. Кто банан кинет, кто лепешкой угостит. Не угостит – можно и стащить. Причем за палец цапнуть павиан может довольно ощутимо.

Тряских туристических джипов обезьяны не боятся, но прекрасно понимают: надо посторониться. Сторонятся неохотно, сердито оглядываются и отходят с демонстративной неспешностью.

Среди многочисленной стаи замечаешь немало малышей: большая часть их вцепилась в мамкину шерсть на животе и приклеилась, как банный лист. Довольно уродливые, но забавные создания. Причем с такой ношей взрослая самка способна ловко лазать по деревьям и, в случае чего, вмиг взлетать на самую высокую ветку. Малыши постарше бегают между взрослых обезьян и играют, в процессе забав познавая мир и обучаясь необходимым всем обезьянам навыкам. Выживают всего только две трети молодняка – самые сильные смелые и ловкие детеныши. Одна очень трогательная особенность бабуинов – в случае гибели малыша, самка в течение нескольких дней носит бездыханное тельце на руках, не в силах расстаться со своим чадом. Умудренным опытом взрослым выжить легче, средние годы жизни желтого павиана – 35-40 лет.

 Едят бабуины практически все: этим пищеварительный тракт бабуина схож с человеческим. Трава, коренья, плоды и ягоды, мыши и ящерицы, птичьи яйца, улитки и насекомые – бабуины могут приспособиться к любой среде обитания и любому корму.

Бабуины не голодают. Главная их забота — самим не стать чьим-нибудь обедом. Все не прочь закусить обезьянкой: леопарды, гепарды, шакалы, гиены, орлы, даже львы при случае не побрезгуют. Безопасность стаи обеспечивает бдительный часовой и особая «бабунская» тактика защиты. Когда стаю ждет опасность, бабуины разбегаются в разные стороны, чтобы у охотника возникла проблема выбора. За те две секунды, пока «опасность» будет решать, кого из разбежавшихся обезьян записать в потенциальный обед, бабунов уже и след простыл!

Залог выживания стаи – строгая дисциплина и сплоченность. Гарантом безопасности выступает в стае самый главный бабуин – здоровенный, сильный Альфа-Самец. Именно ему принадлежит самый лакомый кусок, абсолютно все самки (вроде гарема), именно он управляет своим «государством». Самец поддерживает строгую иерархию стае, в период течки он один имеет право оплодотворить всех самок стаи, а того, кто покусится на еду, пока Альфа-Самец голоден, он прилюдно, то есть «приобезьянно» наказывает.

Единственный идиллический момент в жизни бабуинов – взаимный грумминг. Процесс этот сродни человеческим поцелуям – апогей нежности и трепетного обожания. Обезьяны подолгу сидят на своих мощных седалищных мозолях и выбирают из шерсти друг у друга пыль и насекомых.

Африканские крестьяне к бабуинам питают настоящую ненависть. Обезьяны эти нередко устраивают набеги на посевные поля. Причем сообразительности наглецам не занимать: в случае опасности специально выставленный дозорный предупреждает стаю особым звуком. Если опасность принадлежит мужскому полу и имеет огнестрельную железную палку в руке, бабуины врассыпную разбегаются. Если опасность – женщина, воришки не только не пытаются убежать, но преспокойно продолжают трапезу, еще и напасть могут.

Собак бабуины не боятся – порвать в клочья эту довольно ограниченную негибкую зубастую тварь бабуину – раз плюнуть. Обезьяна превосходит собаку сразу в двух позициях: обезьяна ловчей, обезьяна умней.

Бабуин с легкостью может залезть в открытую палатку, джип или дом, чтобы своровать еду. Сообразительность, скорость, ловкость, острые зубы и многочисленность стаи – залог комфортного существования. Особенность бабуинов – приспособиться практически к любому образу жизни. В неволе, к примеру, бабуины быстро приручаются и остаются преданными своему хозяину.

За ум, ловкость и повадки, схожие с человеческими, многие народы обожествляли бабуинов, рисовали богов в виде этой собакоголовой обезьяны. Например, в Египте бабуин считался предвестником рассвета и изображался с поднятыми руками, что символизирует мудрость, салютующую восходящему солнцу.

Что ж, по поводу мудрости не знаю, мудрость предполагает умение анализировать свои поступки и извлекать из них выводы. Но моральные качества характера и кое-какие чувства у бабуинов, безусловно, присутствуют, наравне с повышенным IQ.

***

Наглый самец улепетывал от джипа, в котором с лепешкой в руке сидела растерянная я. Вслед обезьяне летел камень, брошенный красивым чернокожим водителем Дизи. Беглый обезьяний взгляд, брошенный на моего защитника, выражал обиду и скорбь.

Дарья Дмитриева

Tagged with:
 

Добавить комментарий

Set your Twitter account name in your settings to use the TwitterBar Section.